Mar. 9th, 2010

denik: (Default)
В последнем номере "Звезды" опубликована беседа Иосифа Бродского с Бенгтом Янгфельдтом, где, в частности, есть несколько любопытных высказываний о русском языке и его отличии от английского, который по сравнению с русским характеризуется как "куда более точный язык, куда более внятный". Русский же язык, как замечает Бродский, такой точностью не характеризуется по ряду причин:

Русский язык, да. Тут есть одно толковое соображение. Он по существу продолжает оставаться языком описательным, то есть он скорее описывает феномен, чем называет его по имени. Потому что с феноменом не сталкивается или, или, или... существует некое пуританство, что ли, в русском языке, которое ставит границы между словом и явлением, то есть существуют определенные барьеры. Чисто эмоционально. Есть слова, по-русски некрасивые, которые лучше не употреблять. Или, наоборот, по-русски существует ситуация, когда, например, одно и то же явление обладает тремя или четырьмя синонимами.

Это высказывание довольно интересно, особенно потому, что Бродский практически повторяет известную формулировку Мандельштама из эссе "О природе слова":

Ни один язык не противится сильнее русского назывательному и прикладному назначению. Русский номинализм, то есть представление о реальности слова как такового, животворит дух нашего языка и связывает его с эллинской филологической культурой не этимологически и не литературно, а через принцип внутренней свободы, одинаково присущей им обоим.

Ср. еще в эссе "Слово и культура": «Зачем отождествлять слово с вещью, с травой, с предметом, который оно обозначает?»

Оба поэта отмечают, что язык сопротивляется называнию, то есть его референтная функция ослаблена.
Но, как мне кажется, причины, по которым Бродский говорит об описательности, связаны не столько с семантикой, как у Мандельштама, сколько с синтаксисом. Не со словом, а с предложением. Он неоднократно подчеркивает в своих текстах (да и в этом интервью) синтаксическую специфику русского языка: "Что до хитросплетений, то русский язык, в котором подлежащее часто уютно устраивается в конце предложения, а суть часто кроется не в основном сообщении, а в его придаточном предложении, — как бы для них и создан" ("О Достоевском"). Английский язык оказывается свободен от "хитросплетений" и уже поэтому более точно и внятно отражает суть явлений, в силу простого витгенштейновского принципа из "Логико-философского трактата": "4.01. Предложение-образ действительности. Предложение - модель действительности, как мы ее себе мыслим". Одной действительности соответствует одна модель предложения с установленным порядком слов. Если порядок может варьироваться, действительности множатся. Кстати, именно поэтому у Бродского синонимами обладает не слово, а явление. Интересно, что к внутренней форме слова, к той "этимологической ночи", о которой говорит Мандельштам в другом месте, Бродский, как кажется, равнодушен.
Поэтому, видимо, английский язык оказывается более подходящим для прозы, особенно автобиографической - прекрасная внятность и точность.

Profile

denik: (Default)
denik

July 2011

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17 18 1920212223
2425262728 2930
31      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 10:57 am
Powered by Dreamwidth Studios