denik: (Default)
Прекрасная дюжина издательских анонсов (или как это лучше назвать?):


Death of Ivan Ilych

Touch Ivan Ilych's beautiful new curtains. The curtains are expensive, rich and lovely. But they are not worth dying for.

Anna Karenina

Grisha and Tanya turn boxes into a toy train. This is called foreshadowing.


Кто продолжит?:)
denik: (Default)
Во вчерашней "Гардиан" пишут о скандале с отзывами на Amazon.com - историк Орландо Файджес написал разгромные анонимные (т.е. под ником "историк") отзывы на книги своих коллег и хвалебный на свою книгу. Отзывы не могу не процитировать:

Description by "Historian" of Molotov's Magic Lantern, by Rachel Polonsky:

"This is the sort of book that makes you wonder why it was ever published … Her writing is so dense and pretentious, itself so tangled in literary allusions, that it is hard to follow or enjoy."

"Historian" described Robert Service's 2008 work Comrades, a world history of communism, as 'rubbish':

"This is an awful book. It is very poorly written and dull to read … it has no insights to make it worth the bother of ploughing through its dreadful prose."

The same reviewer found one writer's work rather more to their liking. Orlando Figes's 2008 The Whisperers was "beautiful and necessary":

"A fascinating book about the interior lives of ordinary Russians … it tells us more about the Soviet system than any other book I know. Beautifully written, it is a rich and deeply moving history, which leaves the reader awed, humbled, yet uplifted … Figes visits their ordeals with enormous compassion, and he brings their history to life with his superb story-telling skills. I hope he writes for ever."


Какой папенька хлаблий!

Коллеги, впрочем, быстро вычислили, кто так обеспечил всех отзывами, и их гипотеза появилась в TLS. Там же Файджесу предложили прокомментировать ситуацию. Он сначала через своего юриста угрожал всех засудить за клевету. Потом сказал, что отзывы написала его жена, а он об этом не знал. Но, наконец, раскололся и принес всем извинения.
Теперь будущее одного из ведущих британских историков темно и загадочно, как история мидян. А закон о клевете нужно пересмотреть, говорят коллеги.

Перезанимался русской историей, факт.

Надо сказать, возникло желание полистать все три книги:)
denik: (Default)
Феномен использования Владимира Путина в качестве литературного героя тем более интересен, что Владимир Владимирович никогда не отличался особой харизмой. Куда более колоритной фигурой был его предшественник на президентском посту - Борис Ельцин, но он не вызвал такого мощного литературного отклика. Но если смотреть на Владимира Путина не сквозь призму политики, а сквозь призму литературы, то такое внимание пишущих авторов к его персоне становится понятным.

Литература в частности и искусство в целом нуждаются в обобщенном образе человеческой индивидуальности, наиболее характерной для определенного времени и определенной среды. Обычно в одном герое совмещаются черты разных людей, но черты эти наиболее характерны и показательны для сословия, которое представляет герой, и для эпохи, в которую он живет.

<...>

Внимание, которое современная литература уделяет Владимиру Путину, объясняется тем, что он является характерным носителем типических черт нынешнего времени и своей среды. Именно этим образ Путина и оказался интересен авторам и читателям.


Следует, видимо, ожидать монографий и диссертаций. Загвоздка пока, насколько я понимаю, только в том, что черты-то ни одной не определить. Про сословие и эпоху молчу.
"Такого прежде не было" (с)
denik: (Default)
Убили его — какое странное слово! — через месяц, в Галиции.

Я, я, я. Что за дикое слово?

А сколько еще таких примеров остранения значения слова наберется?
denik: (Default)
Постели здесь покрываются не одеялами, а перинами, довольно тяжелыми; не понимаю, как они могут так жарко спать. Мы попросили у нас вытопить, потому что было ужасно холодно, окна были уже выставлены
А. Г. Достоевская, Дневник 1867 года.

Дело происходит в Германии.

Вообще прекрасный текст, очень непосредственный и живой. Как-то в свое время он прошел мимо меня, сейчас читаю с наслаждением.

После чая Федя объявил, чо ему надо заказать лекарство и пошел за ним в аптеку. Во мне, как во всякой ревнивой женщине, пробудилась страшная ревность; я сейчас рассудила, что он, вероятно, пойдет к моей сопернице. Я тотчас же села на окно, высунулась, рискуя выпасть на улицу, и навела бинокль в ту сторону, в которую он пошел и из которой он должен был воротиться. Уже сердце мое испытало все муки несчастной покинутой жены, глаза мои поневоле стали наполняться слезами от слишком пристального взгляда, а Федя не показывался. Вдруг я нечаянно взглянула в другую сторону и вижу, что мой дорогой Федя смиренно идет домой.
denik: (Default)
Я очень редко делаю перепосты, но в этом случае считаю это необходимым.
Если Закон об обращении лекарственных средств будет принят в текущей редакции, пациенты, которым нужны редкие лекарства, окажутся в безвыходном положении.
Подробности тут.
Подписать обращение тут.
denik: (Default)
Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно...


На фоне цитаты из "Записок сумасшедшего" в первой строке, мена грамматического рода обращения во второй вызывает в памяти классическое:

"Ой, баба! - подумал он про себя и тут же прибавил: - Ой, нет!"
denik: (Default)
Акулы пера, понятное дело, не брезгуют плагиатом. Кулинарных книг Донцовой я, слава богу, не читал, а вот книжка Линде и Кноблоха, которую она передрала, в свое время была окном в кулинарный мир таинственной заграницы. Еще тогда я поражался, как обильно используется майонез в кухнях дружественных и враждебных народов:)
Интересно, ей с рук сойдет это дело?
Хотя, в общем, и не особо интересно, а вот книжку "Приятного аппетита" скачал и с удовольствием листаю. Вот любопытно, например, шафран из ризотто миланезе они выкинули как буржуазный продукт?

UPD

Видимо, да. Вообще продукты капиталистических стран подозрительны и качество их оставляет желать лучшего: Английское телевидение организовало однажды своеобразное соревнование. Перед камерой с метровой высоты падают два помидора. Один итальяский, другой болгарский. - тут ожидаешь продолжения в духе анекдота - "болгарский помидор и говорит..."; но нет, все очень серьезно - Первый разбивается при ударе об пол, болгарский остается целым и невредимым. Так было доказано, что помидор помидору рознь. Помидор-победитель назывался Мадара и был из ящика "Плодэкспорт"

Вот какие огу помидоры выращивали в странах СЭВ! Что бы сказало армянское радио?
denik: (Default)
Бродский в одном из интервью, говоря о стихотворении Фроста "Home burial", замечает:

The poet in a poem is the stage designer, a director, the characters, the body instructor etcetera. Take for instance "Home Burial" by Robert Frost. It's a perfect little drama. It's also a ballet piece. Even Alfred Hitchcock would like it. There's a banister which plays a substantial role.

В эссе "On Grief and Reason" он тоже говорит о сценичности этого стихотворения, но о Хичкоке речь не заходит. Когда я читаю первые строчки стихотворения Фроста, у меня в голове вертится кадр с женщиной на ступеньках лестницы, и мне кажется, что я помню похожий кадр у Хичкока (и, по-моему, все-таки не в "Головокружении"). Но вполне возможно, что тут ложная реконструкция, своего рода дежавю - не уверен. Может быть у кого-то есть идеи?

Напоминаю начало стихотворения Фроста:

He saw her from the bottom of the stairs
Before she saw him. She was starting down,
Looking back over her shoulder at some fear.
She took a doubtful step and then undid it
To raise herself and look again.
denik: (Default)
Гранд-кафе "Кабанчик" не одиноко, видел сегодня на Большом проспекте Петроградской стороны гранд-кафе "Провинция".
denik: (Default)
Элегии на стороны света

1 (Северная)

М. Ш.


По извивам Москвы, по завертьям её безнадежным
Чья-то тень пролетала в отчаяньи нежном,
Изумрудную утку в пруду целовала,
Заскорузлые листья к зрачкам прижимала,
От трамвая-быка, хохоча ускользала
И трамвайною искрой себя согревала.
Зазывали в кино ночью — «Бергмана ленты!»,
А крутили из жизни твоей же моменты
По сто раз. Кто же знал, что ночами кино арендует ад?
Что, привязаны к стульям, покойники в зале сидят,
Запрокинувши головы, смотрят назад?
Что сюда их приводят как в баню солдат?
Телеграмма Шарлоте: «Жду, люблю. Твой Марат»,

Скинула семь шкур, восемь душ, все одежды,
А девятую душу в груди отыскала, —
Она кротким кротом в руке трепетала,
И, как бабе с метлой, голубой и подснежной,
Я ей глазки проткнула, и она умирала.

Посмотри — небосвод весь засыпан и сыплются крылья и перья,
Из неделю не выместь — зарыться навеки теперь в них.
Посмотри — под Луной пролетают Лев, Орёл и Телец,
А ты спишь, ты лежишь среди тела змеиных колец.
Там, где мрак, — там сиянье, весь мир изувечен.
Мраком ангел повился как цепким растеньем,
Правь на чёрную точку, на мглу запустенья,
Правь на темень, на тьму, на утёсы, на смутное — в яму.
В прятки ангел играет — да вот он! В земле, под ногами.
Он не червь — не ищи его в поле ты роясь.
Видишь — светлые птицы к зиме пролетают на полюс?

Посмотрела она, застонала,
И всю ночь о зубцы запинаясь летала,
И закапала кровью больницы, бульвары, заводы.
Ничего! Твоя смерть — это ангела светлого роды.
denik: (Default)
Приснилось, что во Франции все города названы не просто так, а по сложным правилам - количество букв и качество гласных в имени города соответствуют его особенностям. Помню, что у городов, которые могут быть столицей, вторая гласная i, а вот остального не помню.
Видимо, защитная реакция на вечернее чтение Талеба, которого перевели на русский - и перевели замечательно, за что спасибо, в том числе, одному из присутствующих:)
Единственное слово, по поводу которого возникли сомнения - перевод глагола to google. Вы бы как его перевели? (комменты поскриню некоторое время, мне действительно интересно)

UPD: Вопрос прояснился, см. комментарии
denik: (Default)
В последнем номере "Звезды" опубликована беседа Иосифа Бродского с Бенгтом Янгфельдтом, где, в частности, есть несколько любопытных высказываний о русском языке и его отличии от английского, который по сравнению с русским характеризуется как "куда более точный язык, куда более внятный". Русский же язык, как замечает Бродский, такой точностью не характеризуется по ряду причин:

Русский язык, да. Тут есть одно толковое соображение. Он по существу продолжает оставаться языком описательным, то есть он скорее описывает феномен, чем называет его по имени. Потому что с феноменом не сталкивается или, или, или... существует некое пуританство, что ли, в русском языке, которое ставит границы между словом и явлением, то есть существуют определенные барьеры. Чисто эмоционально. Есть слова, по-русски некрасивые, которые лучше не употреблять. Или, наоборот, по-русски существует ситуация, когда, например, одно и то же явление обладает тремя или четырьмя синонимами.

Это высказывание довольно интересно, особенно потому, что Бродский практически повторяет известную формулировку Мандельштама из эссе "О природе слова":

Ни один язык не противится сильнее русского назывательному и прикладному назначению. Русский номинализм, то есть представление о реальности слова как такового, животворит дух нашего языка и связывает его с эллинской филологической культурой не этимологически и не литературно, а через принцип внутренней свободы, одинаково присущей им обоим.

Ср. еще в эссе "Слово и культура": «Зачем отождествлять слово с вещью, с травой, с предметом, который оно обозначает?»

Оба поэта отмечают, что язык сопротивляется называнию, то есть его референтная функция ослаблена.
Но, как мне кажется, причины, по которым Бродский говорит об описательности, связаны не столько с семантикой, как у Мандельштама, сколько с синтаксисом. Не со словом, а с предложением. Он неоднократно подчеркивает в своих текстах (да и в этом интервью) синтаксическую специфику русского языка: "Что до хитросплетений, то русский язык, в котором подлежащее часто уютно устраивается в конце предложения, а суть часто кроется не в основном сообщении, а в его придаточном предложении, — как бы для них и создан" ("О Достоевском"). Английский язык оказывается свободен от "хитросплетений" и уже поэтому более точно и внятно отражает суть явлений, в силу простого витгенштейновского принципа из "Логико-философского трактата": "4.01. Предложение-образ действительности. Предложение - модель действительности, как мы ее себе мыслим". Одной действительности соответствует одна модель предложения с установленным порядком слов. Если порядок может варьироваться, действительности множатся. Кстати, именно поэтому у Бродского синонимами обладает не слово, а явление. Интересно, что к внутренней форме слова, к той "этимологической ночи", о которой говорит Мандельштам в другом месте, Бродский, как кажется, равнодушен.
Поэтому, видимо, английский язык оказывается более подходящим для прозы, особенно автобиографической - прекрасная внятность и точность.
denik: (Default)
Семитомник Цветаевой на Озоне стоит 16156 руб, а семитомник Бродского - 26 тысяч. Довольно жадные люди там торгуют.
denik: (Default)
[livejournal.com profile] avva пишет о лингвистической экспертизе. Действительно, в российских судах она часто превращается в цирк, в силу отсутствия у эксперта либо компетенции, либо этических принципов. Второе (компетентный лингвист без принципов) встречается редко, но бывает - в профессиональном сообществе эти случаи известны. А первое и является причиной цирка - сложно без должного уровня подготовки анализировать синтаксическую структуру статьи закона, например - а там часто встречается возможность неоднозначного толкования именно синтаксиса. Гораздо проще рассуждать о том, является слово "гнида" оскорблением, или нет (как в примере из упомянутой записи) - тут только словесная эквилибристика требуется, с опорой на то, во что превратилась в части российских научных школ когнитивная лингвистика.

Но я, собственно, не о том, а о том, что сама по себе "лингвистическая экспертиза" - не местная выдумка. Самый, пожалуй, яркий пример - это история, рассказанная в книжке Стивена Пинкера The Stuff Of Thought. Это дискуссия о значении слова event в контексте событий (события?) 11 сентября 2001 года. В 8.46 утра первый захваченный лайнер врезался в северную башню WTC. В 9.03 второй протаранил южную башню. Вопрос - было ли это одним событием, или двумя?

С одной стороны, обе атаки были частью единого плана, задуманного, как считается, одним человеком, они почти совпали во времени и пространстве и могут считаться одним событием. С другой - северная и южная башни представляли собой отдельно стоящие конструкции, они были атакованы в разное время, с разных направлений и разрушились не одновременно. Так одно событие, или два? Все зависит от значения слова, и вопрос этот очень долго решался в суде - дебаты затянулись до 2006 года, на них было потрачено много сил и средств. Но и цена вопроса была велика. Как вы думаете, какова примерная цена и почему?

Ответ под катом, белым шрифтом на белом фоне:)

ответ )
denik: (Default)
Дорогие друзья, кто помнит поэтические тексты (на русском, английском или французском языках) в которых представлено то, что называется аутоскопией или внетелесным опытом (out of body experience), - то есть ситуация, когда автор /лирический герой видит себя со стороны? Характерный пример - "Эпизод" Ходасевича.
В первую очередь интересует поэзия, хотя, если вспомнятся хорошие примеры из прозы, тоже хорошо.
Буду благодарен за ответы.

Profile

denik: (Default)
denik

July 2011

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17 18 1920212223
2425262728 2930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios